April 30th, 2018

Захарьев Игорь Валерьевич

Новый надзор Генеральной Прокуратуры РФ и про менталитет

В этот выходной день, уже на ночь глядя - вновь размещу здесь новое мнение, в том числе о происходящем в инициированных мной институциональных процессах. Как всем очевидно по текущему положению дел, сотрудники провинциального УМВД вновь обладают достаточным объёмом качественной информации для оперативного решения поставленных вопросов о необходимости комплексного нивелирования наступивших финансово-экономических последствий из-за преступлений совершённых в отношении моей интеллектуальной собственности.
Сотрудники регионального УМВД находятся под надзором федерального уровня и им была предоставлена точная информация недвусмысленно указывающая на то, что ранее не единожды из разных СУ УМВД пропадала предоставленная мной информация и документы, в связи с чем, разными должностными лицами УМВД без проведения следственных действий и без смущения нарушившими требования законодательства РФ - сериями выносились преступные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Но те постановления (от 2016 и 2017-го года) были отменены бдительными прокурорами позже.
На данный момент времени - соответствующая часть руководства регионального УМВД видимо определяется с содержимым исков и обвинений, а также выбирает меры пресечения для публично выявленных и уличённых членов ОПГ совершивших нарушившее мои права и законные интересы акционера и инвестора на финансовых рынках мошенничество в особо крупном размере в отношении моей интеллектуальной собственности и в частности в отношении моих объектов интеллектуальной собственности на финансовых рынках, более того, полицией всё уже сильно затянуто по неизвестным в деталях причинам (но очевидно, что по причинам коррупционно-кумовского характера) и соответствующих новостей в СМИ о результатах функционирования полиции до сих пор нет, о чём очевидно настойчиво напоминают высоковероятно сильно возмущённые низкой эффективностью должностных лиц провинциальных гос. инстанций группы прокуроров Генеральной Прокуратуры РФ и прокуратуры Калининградской области.
Конечно, давно очевидно то, что закономерно приходится решать задачи в условиях противодействий и вызовов исходящих со стороны группы должностных лиц гос. инстанций состоящих в преступном сговоре. В свою очередь, Банку России посредством новых обращений правомерно поставлены новые тематические и профильные вопросы, а про результаты рассмотрения я возможно (если от новых ответов Банка России образно выражаясь - снова «волосы на голове дыбом встанут») расскажу всем.

Формулируя в более большом масштабе свои соображения, выявляющие в условиях регулирующего административного юридического арбитража отсутствие скрытого контекста рыночных отношений, интересно обратить внимание на тот аспект всей сложившейся ситуации, что сама природа демократического политического режима в РФ предполагает обязательное удовлетворение инновативных культурных запросов разных активных этнокультурных групп гражданского общества РФ, тем более, если такие запросы относятся к процессам по эволюционному улучшению качества правопорядка в социально-экономической среде гражданского общества РФ и подразумевают поддержку улучшающих культуру масс постофициальных информационных культурных продуктов появившихся стихийно и созданных пускай даже с пониженной в изобличениях степенью толерантности и политкорректности в угоду цензам чистого ratio из-за разнородных и очевидных обескураживающих обстоятельств представленных на суд административным обществам, которые как раз и устанавливают ту степень адекватности при формулировании умозаключений из которых компилируются публикуемые мнения, которая (степень адекватности) тогда воспринимается искомо гармонично в контексте всего происходящего и уже произошедшего и тем самым исключая искажения даже вопреки требования формальной этики помогает в качестве виртуального рентгеновского излучения демонстрировать в мнениях достаточно объективные результаты анализа истинного уровня культуры соответствующих социальных групп.

В контексте находящихся едва ли не в аналоге гибернации институциональных процессов выбора и принятия правообеспечивающих решений проявившихся с той динамикой у некоторых групп должностных лиц гос. инстанций, теперь, естественно, мне не тяжело понять ту растерянность снижающую волю и стремление к правильным идеалам, объективно наличествующую у некоторых персон, которая вкупе с необходимостью считаться с новыми информационными условиями и демократическими нормами, вероятно вызывает у них фрустрацию (так как стандартные манёвры в документах не проходят, меня не ввести в заблуждение) и склоняет к моделям поведения и образу мышления вызывающим прокрастинацию в отношении исполнения служебных обязанностей, ибо устанавливающие непривычные идеологические приоритеты информационные продукты демократического авангарда - всегда вызывали обескураженность и неопределённость у последователей традиционной части постсоветской бюрократической идеологии и культуры, вне зависимости от их биологического возраста и пола, в т. ч и из-за юридической и моральной ответственности перед административными эшелонами федеральной власти за результаты своей работы рассматриваемые в юридически дифференцированном виде в проекции на соответствие федеральной политики и в проекции на соответствие требованиям федеральных программ и стратегий. На сейчас, на бэкграунде с новыми мотивированными итерациями содержащими документы и обращения, которые в совокупности и взаимосвязи проецируют приемлемые степень и качество правопорядка в региональные гос. инстанции, насущный вопрос заключается лишь в том, когда же осознавшиеся группы должностных лиц 39-го региона обнулят идеологическую инерцию происходящую из морально устаревшего этнокультурного менталитета своих забывшихся в иллюзиях коллег, которая (и. инерция) выражается как конформность с линиями поведения членов преступного сговора в отношении нежелания брать на себя ответственность за правильные решения - которую они обязаны на себя брать по долгу службы.